Как долго я тебя искала...

Как долго я тебя искала...

Мне всегда не хватало женской мудрости. Поэтому я уверена, что если бы меня попросили написать свой автопортрет 10-летней давности, то на белом листе бумаги был бы изображен танк: большая груда металла холодного серо-зеленого оттенка.  И дорога, по которой эта неповоротливая машина тупо прет к своей цели. Согласитесь, такова природа танка… И да, забыла сказать, на нем бы еще обязательно был флаг с надписью «Ищу принца! Где ты? Позвони мне!» и мой номер телефона внизу. А принцев-то на пути было полно, только половину я переехала, другую расстреляла, а третью – не заметила. Оставшиеся, узнав из новостей о танке «Агата», даже не рискнули приблизиться. А те, у кого был собственный крутой транспорт, подкатывали, но через некоторое время разворачивались и исчезали за ближайшим поворотом. И правильно делали. 

Танк «Агата» 

Я до сих пор не считаю себя мудрой, и все, что появилось в моей жизни за последние три года (муж и ребенок), принимаю за отличную пересдачу экзамена по дисциплине «Женщина».  И для этого потребовалось совершить над собой лишь одно колоссальное усилие: вылезти из образа «танка» - перестать бояться и притворяться - и обрести себя. Постепенно научиться жить в своей собственной коже. Быть готовой к «ожогам» и стоять с людьми лицом к лицу, а не смотреть на них свысока через пуленепробиваемое стекло. Хотя внутри этой огромной «машины» какое-то количество времени мне было очень комфортно: мне нравилось «давить», особенно это приятно, когда всю жизнь давили тебя, заставляли соответствовать, контролировали. Ты словно берешь реванш. Мне до мурашек нравилась моя власть, даже если она проявлялась в мелочах. Потому что мне всегда ее страшно не хватало! Даже едва уловимый вкус власти на кончике языка превращал меня в супергероиню из комиксов: так я чувствовала, что способна всегда оставаться неуязвимой. Только это был всего лишь образ, комикс в моей голове, прикрывающий собой абсолютную слабачку в душе. Конечно же, это не принесло мне истинного женского счастья. И моя первая любовь, мужчина, с которым я прожила в гражданском браке долгое время, однажды собрал свой чемодан и ушел от меня.

Мы познакомились с ним на работе, нога в ногу шли по карьерной лестнице и все свободное время проводили друг с другом. Конечно, я была влюблена и очарована. И первое время нас невозможно было отлепить друг от друга. Он был тем самым мужским плечом, которого мне не хватало с детства, так как воспитывали меня мама и бабушка. Мой отец был художником, и, по словам моей бабушки, «жалким неудачником, который не смог прокормить семью. И сбежал слабак!» И тут вдруг появился он, взрослый, умный, заботливый. Я упала в этот омут чувств без остатка.

Шло время, успехи в работе множились, а вот личная жизнь стала оставлять желать лучшего. Но я долго не хотела смотреть правде в глаза. В общей сложности мы были вместе 6 лет. И два самодостаточных человека с твердыми характерами, статусными должностями и финансовой независимостью казались мне идеальной парой. Ну а что? Он не парился, что мне нужны его «бабки», я же не парилась, что он очередной «альфонс». Мне нравились мы. Все было математически правильно. Правда, души там однажды стало маловато. Чисто сфабрикованная история какая-то выходила: когда у нас, взрослых, сошла на нет «подростковая страсть», мы стали активно тусоваться, чтобы кураж и выпивка делала наш секс ярче; также теперь мы путешествовали только по самым крутым курортам: адреналин, вызванный самыми красивыми и дорогими закатами мира, заставлял сердце биться чаще. Казалось, что заново вспыхивала влюбленность.  А само по себе это не получалось. Я оправдывала все происходящее большой занятостью на сверхсерьезной работе, оставаясь совершенно глухой к тому, что внутри меня громко звенела пустота. И когда наша лодка любви приблизилась на крайне опасное расстояние к обрыву, «танк Агата» была твердо убеждена в том, что все решит, не зря у нее была «золотая медаль», красный диплом и табличка «Начальник» на двери. 

Сначала я пошла на курсы, на которых обещали научить фееричному способу орального удовлетворения мужчины, и что на утро после жаркой ночи меня обязательно будет ждать кольцо на тумбочке и предложение выйти замуж.  Я подошла к этому делу серьезно: по пути купила дорогой комплект белья в «Agent Provocateur» и толстый блокнот, в котором я собиралась фиксировать все то, что будет вещать секс-гуру. После урока я как никогда спешила вернуться домой, стараясь ничего не забыть, и желая поскорее проверить на моем ничего не подозревающем партнере все, что должно пустить нашу лодку плыть в другом направлении. В ту ночь я очень старалась. Я вообще всегда и во всем старалась. Пофиг, что меня совсем не возбуждало то, что я делаю, я все равно продолжала.   Ведь надо всегда все доводить до конца. Есть список, в нем задачи. Надо двигаться строго по списку, не давая себе поблажек, все должно быть четко, никакой спонтанности.  Раз это мне посоветовала умная женщина с таким громадным опытом работы, большой популярностью и тысячами восторженных отзывов, значит, надо прислушаться и выполнить.

Наутро ожидаемого кольца я не увидела ни на тумбочке в спальне, ни в какой-либо другой комнате. «Когда бы он успел купить?» - успокаивала я себя. Но это была наименьшая из бед. Самым неприятным было то, что мой мужчина даже не попрощался, уехав на работу. «Даже записки не оставил…» Но, сглотнув подступающий к горлу комок, затем и последующие два, запрокинув голову назад, чтобы ни единая слезинка не посмела скользнуть по щекам, как всегда послав к черту свою настоящую эмоцию, я вошла в ванную комнату и стала традиционно рисовать на лице проверенный годами идеальный макияж. Потом надела свой дорогой костюм и туфли, взяла ключи от своей шикарной тачки и вышла в жизнь в образе «хозяйки положения».


Поиск стратегии

Как бы я не была загружена в офисе, мысли о собственном ночном провале не оставляли меня в покое. «Нужно срочно исправлять ситуацию!» - жужжало в моей голове весь рабочий день. А вечерняя пробка на Садовом по дороге домой увеличила не только временной интервал моего пребывания в болоте негативных мыслей, но и степень раздражения. Я все никак не могла смириться с тем, что «у меня не получилось!»,  и сигналила со всей дури «идиоту!», находившемуся во впереди стоящей машине. Мне было так неспокойно, что я не замечала, как выдаю этим гудением свою неконтролируемую истеричность. Потому что стояли все, и спереди находился, разумеется, не дурак, который решил вздремнуть. Пытаясь не оказаться накрытой с головой волнами усиливающегося страха, я взяла в руки телефон и стала судорожно «гуглить». Я искала способ, который на этот раз наверняка приведет меня к желаемому результату. «Все равно будет так, как я хочу. Я не потеряю тебя, милый».  В основном выскакивали ссылки с лепестками роз, которыми выложена дорожка в освещенную ароматическими свечами ванну, эротические массажи и мимишные (кто придумал это тошнотворное слово?)  подарки. Меня трясло, я закатывала глаза и с тяжелыми вздохами пролистывала, неприлично выругиваясь. «Все не то, не то!» Меня продолжало накрывать, после собственной неудачи мир вокруг резко перевернулся и показался наполненным идиотами, которые не могут мне предложить что-то стоящее.  Точнее более крутое, чем то, что я пробовала вчера. Я же не могла представить, что это я ошиблась, что дело во мне.  И я искала, пока наконец не отшвырнула телефон в соседнее сиденье и решила, что придумаю что-нибудь сама.

В квартиру я влетела, театрально громко хлопнув дверью, что заставило моего гражданского мужа молча и с испуганными неморгающими глазами выйти ко мне навстречу из комнаты.

- Нам надо поговорить, - сухо сказала я и, забыв снять пальто, прошла на кухню.

- Что случилось, Агат? Ты меня пугаешь.

- Почему ты не попрощался утром?

- Я не хотел тебя будить и я предупреждал тебя, что рано уеду. Ты, наверное, забыла.

- Я никогда ничего не забываю. А вот у тебя, по-моему, реальные проблемы с памятью.

- Да что случилось-то? Какая муха тебя укусила?

- Ты перестал делать мне комплименты, забыл? Или тебе не понравилось то, что было ночью?

- Ты сейчас серьезно?

- Абсолютно.

- Хочешь правду? Все, что я почувствовал, это то, что тебе от меня что-то нужно. И это пугает. И сейчас ты меня пугаешь. Но раз пошла такая пьянка, то давай начнем с гардероба?

- В смысле?

- Пойдем со мной.

Мы прошли в гардеробную комнату.

- Посмотри, в кого ты превратилась. Где платья? Где юбочки? Где все то, что ты носила, когда мы только познакомились?

- Я не люблю платья, ты же знаешь.

- Но я люблю их на тебе…

- А чего раньше не сказал?

И пошло-поехало. Весь вечер и практически всю ночь мы провели за разговором в гардеробной. Я внимательно выслушивала все претензии, которые летели в мою сторону. Но в итоге «хозяйке жизни» и большой начальнице не хватило смелости отстоять себя, свои взгляды, свои вещи. Это была наша первая крупная ссора, после которой я осталась танком, только теперь с переписанной стратегией.  В соответствии с ней пульт управления теперь был в руках мужчины, которого я испугалась потерять. Мне показалось, что, если я издам хоть единый звук, непопадающий в такт с его звучанием, мир рухнет и я погибну. Погибну без этого мужчины.  Мои детские страхи оказались сильнее меня, а комки в горле по привычке скатывались вниз. Если единственный способ добиться своего – это прогнуться под него, я сделаю это. И я легла у его ног.

На одной волне

После той ночи мы продержались вместе еще несколько лет: сходились-расходились на короткие промежутки времени, пока однажды окончательно не расстались. Не сделав выводы, после пройдет еще несколько, и только после своего 35-го дня рождения я пойму, в чем заключается истинная женственность и мудрость.

Признаюсь, я не смогла обойтись без помощи психолога, потому что почувствовала, что самостоятельно я не справляюсь. Что я сама себя не знаю. Меня пугали постоянные вечера, проведенные с бутылкой вина, лужи слез, в которых я могла уснуть. Я медленно тонула. И очень трудно мне, отличнице, было признаться в том, что у меня не получилось. Мне мешала непробиваемая уверенность в том, что я смогу и камень поджечь мокрыми спичками. А нужно было сразу отпустить мужчину, с которым эмоционально все давно закончилось. С которым я не была на одной волне.

Что же такое «быть на одной волне»? Оказывается, еще до того, как вас на ней будет двое, надо перестать бояться остаться одной посреди океана жизни на своей собственной волне. Это то, что другие называют одиночеством, и вкладывают в это понятие ничем не оправданный ужасающий всех смысл. Словно одиночество отбирает жизнь. Оказывается, нет. Отпустив страхи и оставшись наедине с собой, я встретила того, кого так долго искала. Но об этом в другой раз…
Женщины, которые читают - опасны!
№11-12 Декабрь 2018

Женщины, которые читают - опасны!