А судьи кто? Или почему мы не можем не бороться с другими людьми?

А судьи кто? Или почему мы не можем не бороться с другими людьми?

Или почему мы не можем не бороться с другими людьми?

Думаю, каждый из нас в жизни встречался с такими людьми, при общении с которыми иногда хотелось задать вопрос: «Ты чего такой(ая) агрессивный(ая)?» У кого-то отношения с подобными персонажами ограничиваются одним неудачным диалогом, после чего человек больше не выходит с агрессором на связь либо четко обозначает рамки общения, кто-то же продолжает поддерживать связь длиною в жизнь, предпочитая ничего не менять, даже если моральные издевательства трансформировались в физические. Есть и такие люди, которые считают агрессивное поведение отличительной чертой сильной личности. Разумеется, их оппоненты настаивают на обратном, приводя аргументы в пользу того, что это самая настоящая слабость. Я предлагаю вам не принимать ничью сторону и не вешать никаких ярлыков, а сначала обратить внимание на природу чрезмерной агрессии.

В мире животных

Collect_Life_02 03_for_OA_shutterstock_223257292_0.jpg

Мы, люди, являемся человекообразными обезьянами, а также приматами и млекопитающими. Да-да, мы принадлежим к животному миру. По каким-то показателям люди неотличимы от животных. Когда мы пугаемся, у нас выделяется тот же гормон, что и у маленькой рыбки, за которой гонится акула. Биология удовольствия с точки зрения химии мозга одинакова у нас и капибары. Нейронные связи у человека и креветки работают по одному и тому же принципу. Поселите вместе двух самок крысы – через несколько недель у них синхронизируются репродуктивные циклы и овуляция начнется с разницей в несколько часов. Что-то похожее произойдет и с двумя женщинами в подобной же ситуации (по результатам некоторых исследований). А уж если дело доходит до насилия, то мы ведем себя чисто по-обезьяньи: мутузим, дубасим противника, швыряемся камнями и готовы убивать голыми руками. При просмотре страшного фильма у нас активируется классическая физиологическая реакция бдительности. Если мы думаем о смерти, то запускается стрессовая реакция. Когда мы любуемся прелестными детенышами панды, у нас выделяются гормоны, связанные с заботой о потомстве и социализацией. То же относится и к агрессии: самец шимпанзе, набрасываясь на сексуального соперника, использует те же мышцы, что и мы, кидаясь в драку по идеологическим мотивам». (Роберт Сапольски. «Биология добра и зла»)

Рассмотрим простой пример. Вот я очень люблю сарказм. Но продолжительное время воспринимала его исключительно как разновидность юмора. Пока однажды моя преподавательница по психоанализу не рассказала мне, что сарказм – это способ выхода агрессии. Просто экологичный способ, не причиняющий другому человеку физического вреда. Морального тоже, в принципе, не способный нанести, разве только если личность окажется очень чувствительной к черному юмору. Но давайте более внимательно приглядимся к этой ситуации: раз мои шутки могут кого-то задеть, значит, я все-таки в какой-то степени чрезмерный агрессор, этакий моральный насильник по отношению к этому человеку. И с одной стороны, я оказываюсь сильнее него, а с другой – слабее, потому что я нахожусь хоть и в бессознательной, пусть и маленькой, но борьбе за лидерство. То есть где-то там глубоко в душе я боюсь, что кто-то посягает на мой мир и представления о том, как он должен быть устроен, и способен их разрушить. И реагирую путем высмеивания. А есть те, которые смеются вместе со мной над моими же шутками. Кто здесь сильнее или слабее, агрессивнее и т. д.? Поэтому первый важный вывод напрашивается сам собой: агрессия – это обязательное, природой заложенное в нас свойство и с точки зрения биологии представляющее поведенческую норму. Так животные (а мы уже выяснили, что имеем к ним отношение) реагируют на опасность. Поэтому тот факт, что все мы принадлежим к животному миру, должен, словно ветер, развеять любые наши иллюзии, что кто-то из нас существо нисколечко не агрессивное. Это не правда, просто реализуется она разными способами и с разной интенсивностью. Также необходимо помнить, что все относительно, если мы все-таки берем на себя ответственность давать определения - «сильный/слабый» - агрессивным поступкам.

Collect_Life_02 03_for_OA_shutterstock_1034437174_1.jpg

Давайте теперь рассмотрим еще один пример: вспомним с вами самые рейтинговые передачи на центральных каналах российского телевидения, те, где все обычно кричат и любят покопаться в «грязном белье» друг у друга. Вот уж где агрессия цветет во всей своей красе. И эти ток-шоу вам наверняка сразу напоминают программы о диких животных. Все орут, кидаются друг на друга, головы готовы друг другу оторвать. Кто из этих людей сильнее, кто слабее? Если они просто тупо борются за свое выживание. Трудно обвинить человека в стремлении выжить. Как трудно обвинить льва в том, что он гонится за зеброй, потому что хочет кушать. И вообще, может быть, по-настоящему опасный хищник вообще тот, кто за всем этим наблюдает с собственного домашнего дивана, молча? Есть ведь еще пассивная агрессия…

Разбираемся с ситуацией дальше. Многим известны случаи морального насилия. Типа муж-абьюзер или бойфренд-нарцисс, и вот эти ребята постоянно издеваются над бедной-несчастной «золушкой», которая уже не знает, как еще их надо любить и ублажать, чтобы они изменились, наконец. Да, такие люди действительно существуют, и это правда, что ведут они себя с точки зрения - вот здесь будьте внимательны! – установленных в социуме человеческих норм непорядочно, некрасиво, даже отвратительно. Но! С точки зрения животного инстинкта они тоже борются за выживание. Грубо говоря, подавляя кого-то, они раз за разом спасают свою шкуру, потому что в детстве их убивало поведение матерей. Каждый человек рождается со множеством нейронов, но очень небольшим количеством связей между ними. Эти связи строятся по мере взаимодействия с окружающим нас миром и в конечном счете создают нас такими, какие мы есть. (Лоретта Грациано Бройнинг. «Гормоны счастья»)

Отсюда следует второй вывод: если человек агрессирует – это просто такой человек. Это надо просто принимать. Биология его мозга запрограммирована на такое поведение. Не трогайте его руками. Лучше просто уйдите и прекратите любые контакты. Потому что, когда вы начинаете лезть к нему, ковыряться в его голове, спасать и пр. – вы превращаетесь в не менее агрессивное животное. Вы начинаете подавлять его видение безопасности и мира в целом. Пусть ваши фразы звучат правильно и красиво, но это все равно агрессия.

Джунгли мозга

Collect_Life_02 03_for_OA_shutterstock_463759400_0.jpg

Миндалина является первичной лимбической структурой; она располагается под корой в височной доле. Если речь идет об агрессии, то в первую очередь обращают внимание на миндалину, она может много чего поведать об агрессивных формах поведения. Исследований на этот счет предостаточно. Первым упомянем подход, который называется коррелированной регистрацией. Регистрирующие электроды прикрепляются к миндалинам животных разных видов, и далее отслеживаются потенциалы действия нейронов. Эти потенциалы появляются, когда животное агрессивно. Или другой, но принципиально схожий метод. Нужно определить, сколько кислорода и глюкозы потребляют разные области мозга или сколько синтезируется белковых маркеров активации: в момент агрессии миндалина обгонит всех остальных по этим показателям. Можно предложить кое-что получше простой корреляции. Если повредить миндалину, то уровень агрессии у животного снизится. Тот же непродолжительный эффект получится, если на время приглушить миндалину, введя в нее новокаин. И наоборот, если стимулировать миндалину с помощью вживленных электродов или используя возбуждающие нейромедиаторы, то так можно запустить агрессию.

Покажите людям изображения, которые вызывают гнев, и миндалина активируется. Подайте напряжение на вживленный в миндалину электрод (так делается во время некоторых нейрохирургических операций) – и вот уже испытуемый в ярости.

Связь агрессии с миндалиной всплывает в некоторых печально известных случаях насилия. Например, речь идет о Чарльзе Уитмене, который в 1966 году убил своих жену и мать, после чего поднялся и расстрелял 14 человек и еще 32 ранил. За год до случившегося он жаловался врачам на сильные головные боли. В своей предсмертной записке Уитмен просил провести аутопсию мозга и все его сбережения отдать в фонд изучения душевных заболеваний. Аутопсия подтвердила его подозрения. У Уитмена оказалась глиобластомная опухоль, которая давила на миндалину. Можно ли после этого утверждать, что чудовищное злодеяние Уитмена было спровоцировано только опухолью? Нет, нельзя. Тут нужно иметь в виду факторы риска, которые наложились на само неврологическое заболевание. В детстве Уитмена избивал отец, также он был свидетелем того, как отец истязал его мать и братьев. Бывший лидер скаутов и мальчик-хорист, повзрослев, стал сам поколачивать жену…

Итак, нашлось множество доказательств связи миндалины с агрессией. Но если спросить у специалистов по миндалине, какие функции у их любимой части мозга, то отнюдь не агрессия возглавляет список. Они назовут в первую очередь страх и тревогу. И это понятно – там, где генерируется агрессия, найдется место страху и опасениям». (Роберт Сапольски. «Биология добра и зла»)

Иногда я жалею, что у меня нет медицинского образования и я многого не знаю про нейробиологию. А ведь она очень быстро ставит некоторые вещи на свои места и снимает многие вопросы, в которых люди любят копаться годами. Нарушение работы или повреждение определенной части головного мозга – источник всех бед человека с мягко говоря неадекватным поведением. Все просто – у человека иначе функционирует мозг. А обществу так нравится обзывать таких людей ущербными, но они даже не догадываются, что они не лучше этого человека, а просто физически здоровее!

Это вовсе не значит, что надо объявить анархию и не наказывать преступников за причиненный физический ущерб другому человеку. Но для этого существует закон и судьи, выносящие приговор по праву, данному им. У обычных людей, таких как я, например, нет права вешать на человека ярлык и совершать самосуд. У меня есть лишь право защищать себя и свою территорию, но делать это необходимо корректно, не выходя за границы, опять же, установленные законом и элементарным человеческим воспитанием. Для этого надо научиться смотреть на проблему взаимоотношений с любым человеком, в данном случае с агрессивным, начиная прежде всего с себя. И если времени на поиск ответа на вопрос «Почему он мне встретился на пути?» нет, то всегда есть возможность «смотать удочки» и отойти на максимально безопасное расстояние, ничего не доказывая, не теряя лица, не превращаясь в провокатора под маской святого человека. У вас может быть своя правда, но умейте держать ее при себе, не бередя страшные раны другого человека, который не может с ними самостоятельно справиться. Поверьте, ему и так тяжело. Это все равно что жить всю свою жизнь с открытой раной, на которую сыплют соль и подставляют под яркое Солнце. Любой бы в таком случае «укусил». Потому что всем нам бывает больно и страшно.

Смысл силы и слабости
№3-4 Апрель 2019

Смысл силы и слабости