Мужской взгляд: гармония в семье - это иллюзия?
9 Октября 2018


Кого ты больше любишь: маму или папу?

Этот текст не претендует на статус психологического исследования и анализа отношений в семье. Его следует рассматривать как мужской взгляд на довольно типичную жизненную ситуацию и скромную попытку помочь женщинам посмотреть на себя со стороны, но мужскими глазами.

На формирование мировоззрения ребенка ничто не влияет столь значительно, как атмосфера, царящая в семье. Любящие родители – вот залог гармоничного развития. Но от проблем в таком непростом деле, как воспитание детей, не застрахована ни одна ячейка общества. Чаще всего, уверены мужчины-отцы, причины этих проблем следует искать в свойственном женщинам неистребимом духе соперничества и иррациональном желании контролировать ребенка всегда и во всем, даже тогда, когда чадо выросло и в такой опеке уже не нуждается.

Семейная жизнь - это противостояние мужского и женского в лице супругов, каждый из которых пытается привлечь на свою сторону ребенка, чтобы укрепить позиции. Для одного из супругов жизнь - постоянная оборона, для другого – наступление. Довольно примитивный взгляд на социальные отношения внутри семьи в итоге, как ни странно, и оказывается единственно правильным. Абсолютная гармония в ячейке общества - это иллюзия, в семье, как в стае, или, если хотите, в прайде (звучит благороднее), кто-то обязательно должен доминировать, руководить, направлять, принимать решения. Считается, и, видимо, не без основания, что доминировать должен мужчина, глава семьи, отец. Но не каждая женщина готова с этим безоговорочно согласиться. К тому же в домашнем противостоянии арсенал женщины богаче и эффективнее: мама проводит с ребенком больше времени и, пока папа, к примеру, на работе или в командировке, вовсю применяет пропагандистские приемы гибридной войны. К тому же есть еще и теща, мать матери, что уже само по себе звучит устрашающе.

Здесь прежде всего хотелось бы оговориться, расставить точки на «i»: мы не рассматриваем ситуации, когда речь идет о тирании и домашнем насилии, это неприемлемо, предмет наших рассуждений – влияние «мужского» и «женского» на формирование личности ребенка в самой обыкновенной среднестатистической городской семье. Отдельно надо сказать и о том, что вопреки устоявшимся стереотипам (спасибо фольклору и советской драматургии) тещи далеко не всегда играют в семейных отношениях исключительно деструктивную роль. Эти мудрые женщины совершают настоящие подвиги, практически полностью взваливая на себя опеку над внуками, становятся самыми справедливыми арбитрами в семейных конфликтах. Но в российских реалиях, к сожалению, влияние тещи чаще всего оказывается слишком сильным, почти навязчивым, что обусловлено в первую очередь бытовой неустроенностью, отсутствием у молодой семьи возможности (надеюсь, временной) поселиться отдельно от родителей, в собственной квартире.

Забота бабушек о внуках - это вообще бесценное благо, и здесь тещам можно и нужно многое прощать. Но почему иногда это так непросто сделать? Каждый раз, когда я, к примеру, забираю моего семилетнего сына у бабушки, матери его мамы, мне приходится выслушивать множетсво неуместных напутствий – о том, что на улице холодно и необходимо тщательно повязать шарф ребенку, о том, что, переходя через дорогу, следует дождаться зеленого света светофора и крепко держать сына за руку, о том, что на улице уже темно и ребенок может потеряться, если за ним внимательно не следить, что ему можно есть, чего нельзя и т. д.   Хочется ответить, что я все это прекрасно знаю и что мне не надо доказывать даже таким изощренным способом, что я незрелый человек и плохой отец. Но я молчу. Я против конфликтов.

Борьба за ребенка начинается рано и не заканчивается никогда. Старт ровно в тот момент, когда зрение младенца разовьется настолько, чтобы позволить ему различать лица склонившихся над колыбелью – мама, папа. Практически сразу в галерее нечетких зрительных образов ребенок начинает отмечать третье лицо – это бабушка, мама мамы. Теща вступает в противостояние мужского и женского и изменяет соотношение сил на поле боя в пользу женской стороны. Кто из мужчин не сетовал на то, что теща всегда появляется не вовремя и что ее советы и забота не всегда уместны. Представьте себе ситуацию: мама на маникюре, ребенок поручен отцу, и вот бутылочка с детским питанием разогрета, ложка с творожной смесью направляется к открытому рту ребенка уверенным движением мужской руки, но тут появляется эта женщина, мать матери, и бесцеремонно вклинивается в сакральный процесс кормления. Почему-то ей кажется, что вы не справляетесь с ролью кормящего отца, что ваша молочная смесь недостаточно теплая, что ребенок обязательно должен отведать только что приготовленное бабушкой яблочное варенье (чистый сахар), что все вообще не так. Знакомая ситуация? Запомните: отныне так будет всегда, мать матери будет появляться в самый неподходящий момент и вместо только что приготовленного вами для ребенка, ее внука, обеда пичкать его конфетами и печеньями, верещать и хлопать крыльями, в результате чего приготовленные вами с такой любовью и вдохновением суп с фрикадельками и куриная ножка с макаронами остынут и отправятся в помойное ведро. Ничего необычного, это просто война за влияние и женское доминирование.

Ваша искренняя любовь к чаду постоянно подвергается сомнению, потому что вы якобы не жалеете ребенка. Папа хочет видеть в сыне (и в дочери тоже) неутомимого марафонца и велосипедиста, бесстрашного скейтера и альпиниста, сильного человека несгибаемой воли (хоть и малолетнего), ведь спорт - это лучшая подготовка к взрослой жизни. Но мальчик (девочка) еще такой маленький, он устал, и веселая до определенного момента прогулка папы, мамы и ребенка в парке превращается в трагедию со слезами и обидой на отца, который всего лишь хотел научить кататься на велосипеде, но мама пожалела дитя, ведь малышу тяжело. И дальше все будет так же основываться на противопоставлении и отрицании. Вместо куска мяса - мягкая котлета, ведь малышу тяжело кусать и жевать жесткую говядину; никакого перца, «посмотри, как перекосилось у ребенка лицо от острого, дай ему воды или лучше молока, о чем ты думал»; «пускай мороженое немного подтает, и тогда его можно будет просто слизывать»; обувь на липучках лучше, чем кеды со шнурками, малышу тяжело завязывать их, но он научится потом (уже давно пора); «эта ужасная панама не для красоты, а для того, чтобы ребенку не припекало голову, жарко, не вздумай снять ее с ребенка»; «она не хочет есть, потому что только что поела у бабушки (конфет и печенья, знакомо)»; «ты совсем не занимаешься детьми (при детях), а я горбачусь на них день и ночь, завтра утром я поеду на педикюр и к парикмахеру, ну и что, что у тебя деловая встреча, я уже записалась, я жертвую собой каждый день, пожертвуешь и ты».

 Какие у всего этого последствия? Ничего хорошего: мама и бабушка научили ребенка жалеть самого себя и их, потому что в их женском представлении жалеть - значит любить. Но почему они убеждены в том, что папа в жалости не нуждается? Заслуживает ли вообще папа любви в этой семье?

По законам драматургии должна наступить кульминация, катарсис, и такую историю рассказал мне ближайший друг, отец славного семейства (жена и ребенок), волею судеб оказавшийся чужим среди своих в мире властной тещи. Пересказанный эпизод показался ему знаковым, и понятно, почему. Происходит все во время семейного торжества – пятилетие ребенка отмечается летом на даче у тещи и тестя. Мой друг возвращается за стол с только что снятыми с мангала шампурами ароматного шашлыка в одной руке и двумя бутылками водки в другой, ловко водружает все это перед гостями, как заправский официант. Протискивается на свое место на самом краю среди дальних родственников и друзей дома за стол, во главе которого восседает теща, мать матери его ребенка. И тут с дальнего конца стола сияющая от гордости эта немолодая женщина задает виновнику торжества, дитю, и так обласканному вниманием присутствующих, верещащим голосом, которым, как она уверена, следует разговаривать с внуками, голосом, который мой несчастный друг ненавидит до дрожи в конечностях, тот самый вопрос: «СКАЖИ, МАШЕНЬКА (МИШЕНЬКА, САШЕНЬКА, ДЕНИСИК, НАСТЕНЬКА, ДАНИЛОЧКА И Т. Д.), КОГО ТЫ БОЛЬШЕ ЛЮБИШЬ: МАМУ ИЛИ ПАПУ?». 

Вопрос этот застает ребенка врасплох, мгновение он колеблется, но тут же радостно восклицает: «МАМУ!» Немедленно обнимает ее, сидящую рядом, по-детски искренне, едва не смахнув со стола огромный бокал с лимонадом дурацкой игрушкой, подаренной бабушкой, которую ребенок уже час не выпускает из рук. Всеобщее умиление, чей-то тост, мой друг чувствует себя чужим, забытым, ему хочется выйти из-за стола, но тут он встречается взглядами с тестем и видит в глазах старика боль. Тесть все понимает, он тоже когда-то давно, лет 25 назад, проиграл эту войну. Он папа твоей жены, ребенка, точно так же наученного не признавать авторитет мужчин и не считать их достойными жалости и любви. Мужчина вообще мешает любить ребенка, претендуя на часть этой любви, а она ведь отнимает столько сил. Круг замкнулся. Точка.

В культурах Востока уход за детьми и их воспитание считаются прерогативой женской части семьи. Кому-то это может показаться странным, но на нашем Кавказе, например, мужчины вообще не должны демонстрировать эмоциональную привязанность к детям. Даже мальчики до определенного возраста не покидают женскую половину дома, ну а девочки и вовсе остаются там навсегда. Следствием этой традиции тем не менее не стал дефицит мужественности у молодых людей или злоупотребление со стороны женщин влиянием на детей и на отношения внутри семьи. Упрощать, конечно же, не следует, случается всякое. Но почему эта схема все равно работает там и не может быть применена в реалиях нашего европеизированного российского социума? Уместно ли здесь рассуждать о совершенстве одной из концепций или их предпочтительности? Скорее всего, нет. Хотя именно наша модель воспитания, в которой очень часто доминирует женское начало, плодит в большом количестве «маменькиных сынков» и «маминых дочек», обреченных всю жизнь следовать за родительницей. И в собственных взрослых семьях они продолжают оставаться детьми. Кому-то может показаться прямым посягательством на святое следующая «мужская» сентенция: нет более разрушительной связи для взрослого человека, мужчины или женщины, чем психологическая зависимость от матери, не отпускающей свое чадо. Но это уже тема для другого разговора.

Алек Ахундов

Человек и возраст: друзья или враги?
№9-10 Октябрь 2018

Человек и возраст: друзья или враги?