Почему наш мозг противится изменениям и как его взорвать

20 Сентября 2017
 Почему наш мозг противится изменениям и как его взорвать

В наше время перемены стали, если можно так выразиться, жупелом. Люди катастрофически не хотят ничего менять и вставать с дивана — иногда с реального, икеевского, иногда — с ментального. После 25 лет девушки не хотят вступать в новые отношения: это опасно, больно, противно и безнравственно спать с незнакомыми мужчинами. Лучше лелеять свою гордыню, аскетизм, заводить котов и продолжать смотреть устрицей из раковин вещей. Мужчины не хотят заводить семьи и искать новые карьерные возможности. Стартапы — для молодых, а остальные должны довольствоваться малым и старым. Как мы дошли до такой жизни? Это не случайность, это идеология, вернее идеологический тупик, в который наше общество добровольно зашло, больно обжегшись о всякие перемены.

Недаром так стремительно вошла в моду игра в монархию, за ушами стали трещать французские булки и нормальные люди стремительно превратились в князей и графов с имениями, прудами и зайцами.

Теперь каждый второй, а иногда первый встречный мыслит как консерватор с бородой лопатой, будь это даже хрупкая девушка из рекламного агентства. Все они расскажут вам, что перемены — это майдан, разруха, катастрофа, Третья мировая война, 37-й и 98-й годы. Ну например... Хотели перемен в конце 80-х годов — Виктор Цой буквально требовал их в заключительной сцене хипстерского фильма «Асса». В итоге получили «ад девяностых».

Но это еще куда ни шло. В начале XX века очень многие хотели перемен: их требовали все хипстеры того времени, от Блока до Сталина, который хоть и не был классическим хипстером по сути, но выглядел в то время именно так. И что же произошло? 1917 год, Гражданская война, 1937 год и т. д.

Отсюда следует простой вывод: любые перемены ведут только к аду и концу света.

Но властителям дум в Фейсбуке не приходит в голову простой вопрос: а что тогда делать? Допустим, революцию делать не надо, но что тогда? Сидеть и смотреть, как ваша жизнь зарастает грязью и вы медленно умираете в уютном болоте? Попробуем ответить на этот вопрос и взорвать мозг, как в свое время Гай Фокс хотел взорвать британский парламент.

Без царя в голове

Отмотайте время назад и представьте, что ничего не было: никаких революций, потрясений, все по-старому.

«Вы взгляните на эту жизнь: наглость и праздность сильных, невежество и скотоподобие слабых, кругом бедность невозможная, теснота, вырождение, пьянство, лицемерие, вранье... Между тем во всех домах и на улицах тишина, спокойствие; из пятидесяти тысяч, живущих в городе, ни одного, который бы вскрикнул, громко возмутился. Мы видим тех, которые ходят на рынок за провизией, днем едят, ночью спят, которые говорят свою чепуху, женятся, старятся, благодушно тащат на кладбище своих покойников; но мы не видим и не слышим тех, которые страдают, и то, что страшно в жизни, происходит где-то за кулисами. Все тихо, спокойно, и протестует одна только немая статистика: столько-то с ума сошло, столько-то ведер выпито, столько-то детей погибло от недоедания... И такой порядок, очевидно, нужен; очевидно, счастливый чувствует себя хорошо только потому, что несчастные несут свое бремя молча, и без этого молчания счастье было бы невозможно. Это общий гипноз. Надо, чтобы за дверью каждого довольного, счастливого человека стоял кто-нибудь с молоточком и постоянно напоминал бы стуком, что есть несчастные, что, как бы он ни был счастлив, жизнь рано или поздно покажет ему свои когти, стрясется беда – болезнь, бедность, потери, и его никто не увидит и не услышит, как теперь он не видит и не слышит других».

Кто же это написал? Большевик, революционер, цареубийца, чекист, смершевец? Почти — Антон Павлович Чехов.

Ну как, полегчало? Не жмет? Даже если вы трижды отречетесь от всех революций, реформ и сядете на стул очень ровно, проблемы никуда не денутся, их нужно будет как-то решать. Нельзя просто откисать, попивая коктейль не вылезая бассейна.

Проблемы все равно настигнут вас и перемены произойдут, хотим мы того или нет. Мы лишь можем повлиять на то, будут ли это здоровые перемены к лучшему или это будет полный бардак и 98-й год.

«Войны нельзя избежать, ее можно только отсрочить — к выгоде вашего противника». Это сказал Макиавелли и был как всегда прав. В русской культуре есть еще более объемные и глубокие мысли на эту тему, например в анекдотах про Илью Муромца.

Илья, как всегда, оказывается на дорожной развилке и видит три указателя: «Налево пойдешь — коня потеряешь, направо пойдешь — кольчугу и меч отберут, прямо пойдешь — разных неприятностей огребешь». Богатырь крепко задумался и вдруг услышал голос с неба: «Илюша, а уж что с тобой будет, если ты будешь стоять на месте...»

Вывод из всего этого простой: надо делать какой-то выбор, совершать перемены, и как можно раньше, когда все можно улучшить и реформировать «малой кровью». Нужно не твердить, как все хорошо, а признать проблемы и решать их.

Разумеется, это справедливо не только в общественно-политической парадигме, но и в личных жизнях. Есть множество людей — прежде всего женщин, консерватизм которых доходит до ручки. Например, они уверены, что дыни — это хорошо, а арбузы — плохо, невкусно, ненравственно. Поэтому они будут избегать покупки арбузов любыми средствами. Яйца допустимы только мелкие, потому что там выше концентрация питательных веществ... В итоге они десятилетиями покупают одно и то же молоко, яйца, дыни и даже отказываются есть любимое печенье после того, как оно по глупости маркетологов пережило ребрендинг!

Стоило ли тогда нашим многострадальным людям возмущаться дефицитом и рассказывать анекдоты про колбасу, если теперь в ломящихся от разнообразия западных гипермаркетах они боятся выбрать что-то новое, попробовать что-то интересное, вечно наступая на старого коня, который борозду не портит?

Помимо заморочек с едой у людей может быть масса идиотских бзиков, точнее привычек, от которых они не откажутся под страхом 37-го года: ехать по МКАДу — правильно и богоугодно, по Варшавке — мракобесие и разврат, ходить в кедах — кошерно, в кроссовках — стыдно, пользоваться WhatsApp — высокодуховно, Telegram — низко и подло...

Есть ли польза от такого дубового консерватизма? Возможно, что-то милое в этой английской чопорной традиционности есть. Но в основном это просто дурь, заскок и бессмыслица, мешающая жить.

Новые команды для старой собаки

«Теоретически перемены не должны вызывать особого дискомфорта. Например, идя по улице, вы натыкаетесь на строительную площадку, из-за чего вам необходимо изменить свой маршрут. Осмотревшись вокруг, вы должны найти обходной путь, чтобы добраться в нужное место. По сути, эта ситуация не должна вызывать стресса, но наш мозг начинает «выделывать выкрутасы», вследствие чего мы иначе смотрим на вещи, — поясняет психолог Диана Егорова. — Мы не боимся, что обычный путь приведет не туда, потому что уже ходили по нему. Но когда перед нами возникает препятствие, в наших привычных представлениях происходит сбой. Куда ведет другая дорога? Как много времени она займет? Опасно ли это? Как правило, неизвестность пугает нас, а перемены создают эту неизвестность».

В итоге, чтобы избежать перемен, мы склонны действовать иррационально, зачастую не осознавая того, что это может принести лишние проблемы. Хотя мы часто боимся изменений, когда известная информация оказывается неверной, степень стресса может сильно варьироваться.

Соавтор гуманистической психологии Карл Роджерс объясняет: «На формирование наших основных представлений о том, как работает мир, и о нашей роли в этом мире в равной степени влияют природа и воспитание. Когда в течение длительного времени мы изучаем мир и самих себя, у нас формируется система взглядов на то, какой должна быть жизнь. Наш детский опыт, как правило, является самым длительным и значимым, поскольку он служит мерилом всех событий, которые будут происходить с нами в будущем, и фундаментом, на котором строится наше мировоззрение/жизненная парадигма. Когда мозг еще развивается, существует большая вероятность, что детский опыт повлияет на развитие нейронных связей в будущем. Хорошо это или плохо, но дети легче приспосабливаются к переменам, поскольку у них за плечами нет большого «жизненного багажа», который мешает преодолению трудностей, связанных с переменами (т. е. их мировоззрение/жизненные парадигмы продолжают развиваться)».

По мере взросления наш мозг теряет гибкость, и нам становится труднее справляться с переменами из-за укоренившихся взглядов и установок. Чем раньше вы что-то узнаете, тем сложнее потом что-либо изменить. «Нельзя научить старую собаку новым командам» – эта поговорка подходит здесь как нельзя кстати.

Но проблема в том, что нам обязательно нужно обучиться новым командам, иначе мы просто не выживем. Как же это сделать?

Начните с зарядки

Как преодолеть эти консервативные бзики и заскоки? Психологи уже покопались в этой теме и даже придумали для наших «пациентов» термин «неофобия», то есть боязнь нового. Они считают, что причины неофобии могут быть почти «техническими», а не идеологическими.

Например, когда-то человек пришел в школу в новой рубашке или платье, и это вызвало насмешки или иронию со стороны однокашников. Или человек попал в тяжелую жизненную ситуацию на фоне валютной ипотеки или необходимости в одиночку воспитывать ребенка. В результате ему пришлось экстренно приспосабливаться к новым обстоятельствам, фактически выживать, что привело к развитию страха любых перемен.

Разумеется, уже разработаны инструкции по избавлению от этой проблемы. Первым пунктом психологи советуют обратиться к психологам, что неудивительно. Они выслушают, подскажут, объяснят механизм возникновения тревоги, поиграют с вами в разные игры. Для тех, кто не спешит потерять деньги и время, есть более простые рекомендации. Например:

* ежедневно уделять время аутотренингу, то есть настраиванию себя на позитивный лад, и на готовность что-то поменять

* делать зарядку и вообще нагружать себя физически, чтобы снизить внутреннее напряжение

* заниматься релаксацией, что бы это ни значило...

* обучаться искусству перемен.

То есть нужно начинать с малых дел: например, внезапно сменить одежду, перенести утренний кофе на день, заговорить с незнакомым или малознакомым человеком и убедиться, что все это не смертельно. Затем можно переходить к более радикальным переменам, если они, конечно, необходимы. Надо понимать, что перемены — не самоцель, а лишь неизбежность, которую нужно принять и освоить. И тогда она может стать вашим конкурентным преимуществом и принести множество бонусов уже в 2017 году. И тогда 1917-го и 1937-го можно будет не опасаться.

20 Сентября 2017
Еще из рубрики «Интеллект»
  • Наверняка каждый человек слышал выражение «Труд сделал из обезьяны человека». Но если бы это было на самом деле, то труд сделал бы человеком, например, бобра.  А на деле, даже из человека труд не всегда может сделать «человека» (как бы парадоксально это не звучало)...
  • Наша жизнь изменяется со скоростью света. Искусственный интеллект, нанотехнологии, трехмерная печать, интернет вещей будто на высокоскоростном корабле уносят жителей мегаполисов в неизвестное будущее. Какие профессии нового поколения нам придется осваивать и какие перспективы ждут привычные, еще вчера казавшиеся такими стабильными специальности?
  • Каждый из нас, сам  того не замечая, практикует физиогномику. Встречая нового человека, мы всматриваемся в черты его лица и пытаемся понять, как с ним общаться, чего от него ожидать… Конечно, сделанные при первом знакомстве интуитивные  выводы могут быть ошибочны. Можно ли научиться безошибочно определять характер по лицу? На этот вопрос нет однозначного ответа. Давайте посмотрим, на что обращают внимание психологи и какие выводы они делают из своих наблюдений.
  • Как вырастить нового Ломоносова,  поделилась секретами заместитель директора по учебно-методической работе Ломоносовской школы Лариса Корешкова.
  • Сильнейший страх вдруг накрывает удушливой волной. Бешено колотится сердце, не хватает воздуха, по лицу течет липкий пот, ощущение, что вот-вот упадешь в обморок или даже умрешь.  Испытывали ли вы когда-нибудь что-то подобное? Если и вам знакомо это состояние, вы не одиноки.  Хотя бы раз в жизни сильнейший приступ страха «без причины» испытывал каждый десятый.
  • При отсутствии эмоциональной окраски взаимодействие между людьми превращается в обмен голой, ничем не прикрытой информацией. Однако человек – не компьютер, ему не дано бесстрастно анализировать события и факты и делать из них единственно верные выводы. Без эмоционального включения в собеседника неизбежно происходит взаимоНЕпонимание. Но чтобы человек мог включить эмоции, сначала нужно найти и отключить кнопку, которая превратила его в «робота».